суббота, 16 января 2016 г.

По Европе с М. Твеном: про воды Лейкербада

Марк Твен:
Пешком по Европе

A Tramp Abroad
 by Mark Twain. 1880

Chapter XXXV
Глава VI

***
...мы решили переночевать в Лейке

Город в долине назывался Лейк, или Лейкербад. Мы спустились по зеленому откосу, поросшему горечавкой и другими цветами, и вскоре вышли на узкие улочки предместья и по лужам жидкого «удобрителя» зашагали к центру. Эту деревушку следовало бы вымостить или хотя бы устроить здесь перевоз.


Luxury hotel Les Sources des Alpes Leukerbad Switzerland
Отель Les Sources des Alpes,Лейкербад
Тело Гарриса представляло собой излюбленное пастбище серн: оно буквально кишело прожорливыми гадинами, вся кожа его, когда он раздевался, бывала покрыта сыпью, точно у больного скарлатиной. Увидев, что я направляюсь в харчевню под вывеской «Серна» [Chamois Hotel], он наотрез отказался за мной следовать*. Он сказал, что в Швейцарии и без того хватает серн, и не к чему выискивать гостиницы, которые избрали их своей специальностью. Мне было решительно все равно, так как серпы ко мне равнодушны, у меня с ними чисто шапочное знакомство; но для успокоения Гарриса, мы отправились в «Отель дез Альп*»[ to the Hotel des Alpes].

PRO kurort *В 1878 г. Марк Твен останавливался в отеле «Les Sources des Alpes» курорта Лейкербад, название которого дословно означает «альпийские источники». Отель открыт в  1834 г. Уже тогда на территории отеля был источник термальных вод. 

За табльдотом* наблюдали мы такую сценку. Напротив сидел человек с угрюмой физиономией, и нe столько угрюмой, сколько надутой, и не так надутой, как свирепой, – не разбери–поймешь, а только заметно было, что он изрядно «заложил», но не хочет в этом сознаться. Он взял со стола закупоренную бутылку, и подержал наклонно над рюмкой и, отставив ее с довольным видом, сосредоточил свое внимание на еде.
PRO kurort* Табльдот (от франц. table d'hôte, букв. хозяйский стол). Общий стол (по общему меню)  – тип меню с единой комплексной ценой в пансионах, курортных гостиницах, ресторанах, в которую включено все: от закуски до десерта. Современный вариант –  бизнес-ланч. 


Табльдот (от франц. table d'hôte, букв. хозяйский стол)


Вскоре он поднес рюмку ко рту, но, конечно, она оказалась пустой. Озадаченный, он искоса посмотрел на соседку, почтенную седую даму, явно не способную ни на что дурное. Покачал головой, словно говоря: «Не похоже, чтобы она!» И снова занес закупоренную бутылку над рюмкой, боязливо водя по сторонам слезящимися глазами – не смотрит ли кто. Поев, он снова пригубил рюмку, и снова она оказалась пустой. Он искоса бросил такой обиженный и укоризненный взгляд на свою ничего не подозревающую соседку, что просто смех разбирал. Но дама знать ничего не хотела, кроме своего жаркого. Тогда он взял бутылку и рюмку, кивнул себе с понимающим видом, решительно переставил их налево от тарелки, снова налил, снова заработал ножом и вилкой, а потом уверенно взял рюмку — и опять она оказалась пустой.

Он остолбенел от удивления. Выпрямился на стуле и со скорбной миной воззрился сначала на одну, потом на другую соседку — обе деловито жевали. Тогда он тихонько отодвинул тарелку, поставил рюмку прямо перед собой и, придерживая ее левой рукой, начал наливать себе правой. На этот раз и он заметил, что оттуда ничего не льется. Он перевернул бутылку вверх дном — как есть ничего; и тут на лице у него появилась плаксивое выражение: «Ик!.. вылакали все до капли!» — пожаловался он сам себе. После чего, покорно отставив бутылку, продолжал есть всухомятку,

За тем же табльдотом была у меня под наблюдением дама, самый крупный экземпляр изо всех виденных мною дам — конечно, в частной жизни. Она была более семи футов росту и пропорционального сложения. Я случайно наступил на правый фланг ее правой ступни, и откуда–то из–под потолка раздался зычный окрик: «Pardon, m'sieu, вы слишком много себе позволяете!» Вот тут–то я впервые ее и заметил.

Случилось это, когда мы проходили полутемным холлом, и я только смутно различал ее очертания. Потом я увидел ее уже в столовой. Она села за соседний стол, между мной и двумя прелестными барышнями, которые совсем затерялись за ее спиной. Она была хороша собой и замечательно сложена, скажем прямо — сложена, как богиня. Но рядом с ней все меркло и терялось. Дамы в ее присутствии казались маленьким ли девочками, мужчины — плюгавыми ничтожествами. Все производили впечатление каких–то недоносков и так примерно себя и чувствовали. Она сидела ко мне спиной,— я сроду не видел такой спины. Я глядел на эту спину и мечтал: «Ах, если бы увидеть ее при свете восходящей луны!» Ни один человек не двигался с места, все под тем или иным предлогом ждали, чтобы она отобедала и вышла из–за стола: всем любопытно было увидеть ее во весь рост. И никто не пожалел о потерянном времени. Когда, поднявшись в своем царственном величии, она торжественно проследовала к выходу, каждому стало ясно, что именно такой должна быть императрица.

Мы поздно попали в Лейк и не видели эту даму в зените ее веса и славы. Она страдала ожирением и приехала сбавить в весе на здешних водах. Пять недель вымачивания — по пяти часов в сеанс ежедневно — сделали свое дело, она вошла в норму.
Туристу не возбраняется
заглянуть в ванное заведение
Местные воды излечивают ожирение и накожные болезни. Больные часами просиживают в больших бассейнах. Бывает, что десяток джентльменов и дам соберутся в таком бассейне и проводят время в светских развлечениях и играх. Им дают плавучие пюпитры и столы, и они, погрузившись в воду по грудь, читают, завтракают или сражаются в шахматы. Туристу не возбраняется заглянуть в такое ванное заведение и полюбоваться непривычным зрелищем. Здесь есть даже кружка для сбора в пользу бедных, куда он может опустить свою лепту. Таких купален в городе несколько, их легко узнаешь по веселым возгласам и смеху, доносящимся оттуда. Вода здесь проточная и все время сменяется, иначе человек, лечащийся, скажем, от стригущего лишая, исцелился бы только частично, ибо, избавившись от лишая, рисковал бы схватить чесотку.

На следующее утро мы не спеша возвращались по той же зеленой долине, а перед нами изгибались волнистые линии все тех же голых отвесных стен, верхушками уходящих в облака. Я никогда не видел и вряд ли когда увижу еще такую голую, словно чисто выметенную стену, возносящуюся на пять тысяч футов. Может быть, в природе имеются еще такие, но вряд ли в местах, где вы можете подойти к ним так запросто. Эта каменная громада отличается еще одной особенностью: от подножия до мощных башен ее очертания и взаимное расположение частей напоминают сооружение, воздвигнутое человеком. Вы найдете здесь зачатки оконных арок, карнизов, дымовых труб, деление на этажи и пр. Здесь можно просиживать целыми днями с неслабеющим интересом, пядь за пядью изучая утонченные красоты и изысканные пропорции этого великолепного здания. Та часть стены, что повернута к городу, рассматриваемая в профиль, представляет собой поистине чудо. Она спускается из заоблачной выси террасами округлых циклопических выступов — своего рода лестница богов; вершину этой лестницы венчает несколько изъеденных бурями башен, громоздящихся одна на другой, а кругом призрачными знаменами реют никогда не рассеивающиеся клочья тумана. Если бы существовал король — владыка мира, для него трудно было бы сыскать более подходящую резиденцию. Оставалось бы только выдолбить изнутри весь камень и провести электричество. В таком дворце он мог бы давать аудиенции сразу целому народу.
Марк Твен. Пешком по Европе. Перевод Р.Гальпериной 

Лейкербад (Leukerbad), Швейцария

«Hôtel Les Sources des Alpes Supérieur» (5 звезд).В 1870 г. на водах в Лейкербаде отдыхал Ги де Мопассан, описал отель в новелле  «На водах».
Лейкербад – один из лучших горнолыжных центров «Четырех долин» и самый большой спа-центр в швейцарских Альпах на источниках радоновых вод, на высоте 1034—2971 м над уровнем моря.

Термальные источники известных со времен Римской империи. Первая водолечебница появилась в Лейкербаде еще в 1500 г. В настоящее время Лейкербад – самый большой термальный курорт в Альпах. Его клиники, спа-центры в отелях, два главных термальных комплекса «Leukerbad Therme» и «Waliser Alpentherme» с медицинским центром, ирландскими и римскими банями, косметическими салонами, открытым и крытыми  бассейнами с пресной и минеральной водой   предлагают большой выбор самых разных процедур.

Дальше » Лейкербад (Leukerbad), Швейцария 

Маньшина Н.В. Путеводитель по курортам мира. 200 европейских курортов. Выпуск 1, Издание второе переработанное и дополненное   — М. : Медси, 2004. —  286 с. ISBN: 5-85422-022-9

1 комментарий:

Nadezhda Manshina комментирует...

Возможно, все дело не только в провакативном стиле Твена, но еще в волшебном словосочетании "воды излечивают ожирение". Однако, но М.Твен за одну ночь собрал больше просмотров, чем "Курортный роман от Ги де Мопассана /На водах/" за полгода, хотя анонс на него был похожим. А ванны они принимали на одном курорте Лекейрбаде в швейцарских Альпах, который американец Твен называет "Лейк", а француз Мопассан "Лоэш"
//28 июня. Вторая ванна. Четыре часа в воде. Через неделю я буду сидеть по восемь часов. Мои товарищи по купанию – князь Ванорис (Италия), граф Левенберг (Австрия), барон Самуил Вернэ (Венгрия), или что-то в этом роде, плюс десятки полтора менее значительных особ, но все дворяне. На этих курортах только и встречаешь, что дворян. - See more at: http://dr-manshina.blogspot.ru/2015/07/blog-post_17.html...